Menu
RSS
A+ A A-

#КубаньНаш...

Abstract

О будущем после одной смерти, самостоятельном трудоустройстве дембелей и роли студенческих пьянок в историческом процессе.

This land is mine

God gave this land to me

(c) Ernest Gold and Pat Boone «Exodus»

Украинское общество сейчас разделено на два непримиримых лагеря: тех, кто говорит «лАтте», и тех, кто говорит «латтЕ». И это мы не говорим о всяких покручах и манкуртах, которым безразлично существование такого напитка, потому что они принадлежат к искалеченному имперской эпохой поколению пенсионеров-гречкофагов и потому недостойны называться украинцами. Компромисса не предвидится, да и не может быть из-за ментальных, культурных и генетических различий между сторонами. Поэтому о латте в этой статье мы говорить не будем.

Лучше займёмся тем, в чём разбираются все, – геополитикой.

Большинство из читающих этот текст будут ещё далеки от старческого маразма, когда всеми нами горячо любимый ВВХ двинет кони, неважно как: то ли от Чейна-Стокса, после контакта с раскалённой вилкой, то ли подавившись золотой табакеркой, то ли от удара гвардейским шарфом по черепу – традиция на этот счёт даёт широкий ассортимент решений. Важно, что это произойдёт по ту сторону поребрика, а нам тут надо будет решать, что делать дальше. И решать очень быстро.

Смена власти – это встряска для любого государства, а для автократического – на порядок более серьёзная. Варианты при этом расходятся от робких колебаний на местах до откола (неофициального) окраинных, в первую очередь, национальных, земель, а время событий – от нескольких месяцев до десятков лет. Если пауки в башнях успеют договориться по-быстрому и привести к власти нового отца нации, то Украина попросту заходит на новый круг в том же дискурсе, и противостояние продолжается ещё неопределённое количество лет. Но допустим, что нам повезло и пойдёт развал... А вот тут стоит подумать, что в таком случае делать нам. И думать сейчас, потому что потом будет некогда.

Итак, в РФ начинается бурление, заблудившиеся отпускники возвращаются на основное место работы (потому что спрос на их деятельность по месту прописки будет огромным), пропагандисты в отсутствие единой политики из центра начинают работать на князьков и бояр, «Д/ЛНР» без внешней подпитки сдувается, злобный гарнизон РФ в Крыму не получает зарплату месяцами, а об электричестве с водой рассказывают небылицы, будто они когда-то подавались в дома простых жителей. Так или иначе, под вопли и стенания со всех сторон Украина возвращается в свои границы 2013-го года. Однако жизнь-то на этом не заканчивается. У нас будут огромные проблемы, но они меркнут по сравнению с тем, что творится за так и не построенной стеной.

А там Северный Кавказ рассыпается на эмираты и имаматы, отделяется возглавляемое Цапками Ставрополье, казаки подымаются на борьбу за истинную веру против басурман... В общем, весело. И это всё, главное, происходит буквально за несколько километров от недавно «пацифицированного» Донбасса, на территории которого происходит много подлостей, договорняков, подстав, предательств и прочих компромиссов, неизбежно связанных с «мирным процессом».

Готов спорить на любую сумму, что в таких условиях обязательно появятся, не могут не появиться, люди, вспомнившие о Большой Украине. Ну, вы же знаете, что такое Большая Украина, да? Вы ведь наверняка видели эти карты (часто – на фотографии 1918-го года с немецкими надписями), где непривычной нам формы Украина включает Кубань, всё Полесье, кусок Белгородщины и Курщины. Или видели другие, вроде «районов Европы, где жили украинцы в 1913-м году». (Заметьте, я не оспариваю достоверность этих фотографий и карт, речь идёт совершенно о другом аспекте).

И вот ведь в чём дело, после стольких лет войны, в стране обязательно появятся те, кто просто любит воевать. Кто-то помыкается немного на «гражданке», а потом его опять потянет в пекло. Кому-то не понравится, что его отдают под суд за то, что он размахивал пистолетом перед носом бывшего «ДНРовского» «комбата», ставшего мэром, скажем, Снежного.

А ещё будут те, кто захочет отомстить. За разрушенный Донбасс, за погибших друзей, за «сидевших на подвале» волонтёров, за страх своих матерей – за всё. И они твёрдо будут знать, что виноватые – там, за этой незаметной границей. И теперь на этой границе больше не стоят «Грады», по которым нельзя стрелять в ответ.

А ещё будут идеалисты, считающие, что дело освобождения Украины не закончено, пока не освобождены все украинцы. И другие идеалисты, стремящиеся принести свободу порабощённым россиянам (тем более что многие из них и не русские вовсе). И много других идеалистов (не исключено, что подключатся и поклонники Пресвятой Монтян со святым писанием от Острём в сердце).

Как скоро по ту сторону рухнувшей границы окажутся суровые ветераны, скажем, «Азова» или дембельнувшиеся сержанты 93-й? Не важно, на самом деле. Главное, что в один день это произойдёт.

Казалось бы, а нам какая забота? Пускай воюют, лишь бы не между собой и не на родных «перелогах». Да есть проблема, и она состоит в том, что у нас таки демократическая страна, как это не грустно признавать тем, кто сваливает все наши беды на отсутствие демократии. Демократическая не в том смысле, что у нас власть народа, а в том, что для прихода к власти у нас народу надо нравиться. Ну, хотя бы части народа.

А демократические системы, что характерно, постоянно находятся под влиянием примесей. Когда противоборствующие силы идут ноздря в ноздрю, перевес в один процент может обеспечить победу. Именно поэтому «гранды» и вынуждены идти на непропорциональные уступки миноритариям. Да что я рассказываю: у нас на глазах разыгрывается типичная интермедия подобного плана, с тремя мини-фракциями в роли мелких гирек на весах и парочкой «независимых» депутатов, способных изменить расстановку сил в парламенте.

А тут пусть и небольшая, но очень активная группа населения, которая с удовольствием съест лозунги о восстановлении исторической справедливости. И, опять-таки, не могут не появиться силы, которые воспользовались бы таким материалом. Может, это будет кто-то зело радикальный, а может, кто-то из олигархов (у одного уже патриотический опыт есть)... да какая разница? Даже конкуренция возникнет, и каждый будет предлагать всё больше и больше Украины в рамках 1918-го в погоне за голосами. Играя в геополитику, будут «пробивать стратегический коридор» к дружественному Казахстану. (Кстати, заиграет новыми красками старый луганский лозунг о том, что до Казахстана ближе, чем до Киева.) Станут измерять процент украинской крови у белгородских хуторян, подсчитывать количество украинизмов в повседневной речи кубанцев, оперировать цифрами приграничного товарооборота и, конечно же, призывать к защите страдающих мирных жителей от бандитов.

И – хлоп! – мы уже превратились в такую себе маленькую Снигерию. И не думайте, что у нас такое невозможно. Не обольщайтесь, не мы первые, не мы последние. И все предыдущие, что характерно, тоже считали, будто с ними такого произойти ну вообще не может. А происходило, с дивной закономерностью.

Вам нравится такое развитие событий? Мне – нет.

Но важно и то, что оно не является неизбежным. Кроме тех, кто пошёл этим путём, есть и примеры и тех, кто смог остановиться и сменить курс. И это не означало отказ от борьбы – нет, просто смену стратегии. К примеру, культурная экспансия, которую Польша сейчас проводит в отношении Украины...

Ах, да, вы ведь, наверно, и не знаете, что Польша проводит по отношению к нам культурную экспансию. Хотя жители больших городов могли заметить, как часто в транспорте появляются объявления о льготных или вообще бесплатных курсах польского языка, учёбе в Польше и услугах по временному трудоустройству. А в польских университетах (причём не в Кельцах или Быгдоще, а в Кракове, Вроцлаве и Варшаве) уже есть целые группы украинских студентов. И не стоит думать, будто поляки прониклись какой-то особой любовью к Украине (хотя понимание есть, потому что нынешние события многим из старшего поколения там напоминают бурные 80-е имени «Солидарности» и военной диктатуры). Нет, они ничего не забыли – ни Речи Посполитой, ни времён Пилсудского. Это люди, выросшие на романах Генрика Сенкевича («Огнём и мечём», кто забыл), и в гордости и амбициях у них недостачи нет. Особенно у тех, кто сейчас в Польше при власти. Просто Украина для них сейчас – единственный возможный вариант экспансии (была попытка провести её в Литве, но там своих амбиций хватает, так что сейчас взаимоотношения между двумя лучшими союзниками Украины в ЕС оставляют желать лучшего): мы им действительно близки ментально, культурно и исторически и мы слабы. Но польские политики сделали выводы из истории (особенно новейшей) и создают у нас не агентурную сеть из своего аналога ГРУ, а воспитывают агентов культурного влияния, вкладываются не в танки, а в стипендии. И в этом есть свой абсолютно рациональный расчёт. Пройдёт 20 лет, и многие из тех, кто сейчас учатся в польских ВУЗах, станут менеджерами фирм по всему миру, станут молодыми перспективными политиками, станут известными артистами (не все, не все, но ведь кто-то станет – статистика не врёт). И когда у них появятся идеи, им потребуются партнёры для проектов, они будут искать союзников и лоббистов – ну кому они позвонят, как не старому собутыльнику Ежи или коллежанке Агнешке? Поварившись несколько молодых бурных лет в Польше, разве не будут они потом воспроизводить схемы, принципы и шаблоны, принятые там, на своём новом месте работы (в частности, в Украине), тем самым облегчая контакты между системами (кто вёл дела в других странах, знает, как много времени уходит на то, чтобы вникнуть в чужие правила)? Ну, и с кем они после этого будут дружить? PROFIT! И не факт, что только Польше.

Кстати, та же схема культурного влияния применялась ко всем странам бывшего СССР в 90-х со стороны США и «старых» стран ЕС. Результат мы видим сейчас: большинство новых лиц в политике, которые пользуются доверием людей, – это люди, обучавшиеся в США и Европе. Примеры, надеюсь, приводить не надо.

И, опять-таки, кстати, ту же культурную политику, хоть и более топорно, проводила РФ. И тоже не бессмысленно. Сколько отучившихся в России, участвовавших в образовательных программах или получивших там гранты на научное сотрудничество стало невольными сторонниками «евразийского» сближения? Несть им числа (особенно в Восточной Украине). И ведь это было эффективно... но кто-то решил не ждать. Результат налицо.

Итак, будьте как Польша, не будьте как Россия. Когда наступит день Х – отложите в сторону карту 1:1 000 000, возьмитесь за образовательные курсы и арт-проекты. Пусть Кубань не будет наш, зато он будет следовать за нами. И всем от этого будет много больше пользы.

Вы спросите, почему я говорю об этом сейчас, когда на повестке дня стабильность политической системы Украины, борьба с коррупцией и попросту противостояние с «ихтамнетскими» войсками? Да потому, что описанные мною выше гипотетические события (как и прочие возможные) имеют свойство случаться внезапно. И решения потребуется принимать прям вот сейчас, без времени на раскачку. И если не продумать свою стратегию сейчас, то инициативу перехватят те, кто громче кричит и больше обещает. И тогда мы пополним список стран, что не устояли перед соблазном потешить себя ложным величием.

В общем, #запомните этот твит.

Алекс Хавр,ПЕТР И МАЗЕПА

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru