Menu
RSS
A+ A A-

Одесса — древний город с обрезанной историей

Еду я как-то в маршрутке. Перед водительским местом установлен монитор, по которому для развлечения пассажиров крутят разные интересные сюжеты: юмор, гороскопы, мультики, детки-конфетки, котики-собачки, чудеса России. Чудеса — а точнее, памятники архитектуры, в разные дни были разные — Кижи, Тобольский кремль, какие-то монастыри. И вдруг: «Дербент — древнейший город России», которому две с приличными копейками тысячи лет. Старинная крепость, разного рода системы для хранения воды, древние жители могли выдержать чуть ли не месячную осаду. В общем, вот откуда есть пошла Русская Земля, а все ваши Ладоги с Москвами и даже тысячелетними Казанями — новодел. При этом как-то за кадром остаётся, что население нынешнего Дербента никакого отношения к жителям той древней крепости не имеет. Трудно себе представить, что местные мальчишки — наверняка числившиеся пионерами и октябрятами, которые, по свидетельству очевидцев, 50 лет назад закидывали камнями туристический поезд «Дружба», были прямыми потомками строителей старых стен. Ведь крепость и поселения вокруг неё неоднократно переходили из рук в руки,

Казалось бы, причём здесь Одесса?
А вот причём.

19 мая 2015 года Одессе исполнилось 600 лет.
Что, не слышали? По Вашему телевизору про это ничего не говорили? И не скажут. Не потому, что Киселёв и прочие тому подобные персонажи замалчивают любые позитивные новости из Украины: про «хунту» или ничего, или плохо. По украинскому телевидению тоже никаких репортажей про круглый юбилей южной столицы не наблюдалось.

По самой элементарной логике, в этот день в городе должны проводиться массовые торжества, концерты и праздничные гуляния, а на городских и не только рынках весь курортный сезон продаваться книги, сувениры и футболки с символикой «Одесса-600».
Не видели?
Я вот тоже не видела.
Потому что никаких торжеств по случаю 600-летия Жемчужины у Моря не было. Не было вообще.
Несмотря на то, что Украиной правит «кровавая русофобская хунта», официальная история Одессы подверглась столь радикальному обрезанию, что любое упоминание о каком-либо «дороссийском» существовании этого города является своего рода «ересью», оскорбляющей «чувства верующих».

Прошлым летом мне наконец-то удалось прогуляться по «южной столице». На вокзале нас с сыном встретил популярный одесский блогер Виктор Мысливец (mysliwiec), активист общественной организации «Одесса — 600», который многие годы ведёт в сети и не только активную борьбу за восстановление истинной истории города.

Сначала мы прошлись по легендарному Привозу — своеобразному «чреву Одессы». Это действительно было нечто: базары Феодосии, Ростова-на-Дону и Бердянска выглядели по сравнению с одесским изобилием довольно скромно.

Памятник Рыбачке Соне — символ Привоза

Любопытный факт: бердянцы назвали свой вещевой рынок не как-нибудь, а именно «Привозом».
Далее, за Привозом, находится Преображенский парк — одно из популярных мест отдыха горожан. В советское время этот парк назывался парком Ильича, а «до исторического материализма» на его месте находилось... Первое христианское кладбище.

Так большевики превратили место последнего упокоения православных одесситов в парк для отдыха и развлечений. И не только кладбище было ими уничтожено. В 1936 году по указанию большевистских властей, как не представляющий архитектурной и исторической ценности, был разрушен кафедральный Спасо-Преображенский собор. Ныне он восстановлен.

Рядом, на Соборной площади, находится памятник губернатору Новороссии Михаилу Семёновичу Воронцову. С ним связана весьма любопытная история. После установления власти большевиков первоначально постамент памятника «украсила» знаменитая пушкинская эпиграмма:

Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.

Как же, эксплуатировал проклятый князь-мироед наше солнце русской поэзии, заметил, что тот пытается ухаживать за его женой и приказал ему проехаться по тем регионам губернии, где в то время свирепствовала саранча...

После сноса собора большевики попытались уничтожить и памятник. Подъехал трактор, рабочие накинули на памятник петлю из металлического троса. Взревел мотор... и трос лопнул. Больше на памятник никто не покушался.

В историческом центре Одессы много красивых зданий со скульптурами и лепниной, построенных в конце XIX — начале ХХ века.

Скульптуры в одесском Пассаже

Напротив собора я обратила внимание на стоявший у ограды тротуара портрет молодого парня, окружённый букетами цветов. Оказалось, что на этом самом месте 2 мая 2014 года пролилась первая кровь.

Именно здесь был убит Игорь Иванов — уроженец Белгорода Днестровского, десятник местного Правого сектора. Только в России про него мало кто знает.

Да и трудно среднему россиянину с промытыми пропагандой о «злобных правосеках, которые собираются резать русскоязычное население», мозгами, представить, что такой вот обычный парень с Юго-Востока с великорусской фамилией «Иванов», всю жизнь говоривший по-русски, служивший в ВДВ и выучившийся на юриста, сам может стать этим самым «правосеком» и отдать жизнь за Украину.

В эти дни в самом центре Одессы на Дерибасовской проводилась традиционная книжная выставка-ярмарка «Зелёная волна», на которой издатели и авторы представляли свои книги.

На этой ярмарке я познакомилась с Олексой Ризниковым — бывшим политзаключённым советских времён, бывшим узником пермского лагеря ВС-389/36-1 — того самого, где был убит Василь Стус, где до недавнего времени работал музей ГУЛАГа и политических репрессий. Нынешние хозяева этого музея стали рассказывать о пользе закрытых «шарашек» для отечественной науки.

Он представлял читателям свои книги, а также журнал «Зона: выявление народной памяти про репрессии и ГУЛАГ», В этом журнале публикуются воспоминания, мемуарные свидетельства, стихи, а также документы, очерки, публицистические и научные статьи, рассказывающие о жизненном опыте бывших заключенных советского ГУЛАГа, об участи украинцев — бывших советских граждан, репрессированных тоталитарным режимом в разные времена советской истории — от 1917 до 1980-х гг.

Одесса живёт насыщенной культурной жизнью. Именно сюда надо ехать из России на концерты поклонникам тех артистов, певцов и музыкантов, для которых выход на отечественные сцены закрыт. Следите за анонсами в интернете и спешите, пока новый спикер Верховной Рады не ввёл визы для россиян.

Афиша концерта Андрея Макаревича в Одессе

Наконец, мы подходим к памятнику Екатерине II, который нередко почему-то называют «памятником основателям города». На постаменте в центре скульптурной композиции — сама императрица, вокруг неё, у подножия — четыре её сподвижника: князь Григорий Потемкин-Таврический, князь Платон Зубов, адмирал Иосиф де Рибас и генерал Франц де Воллан.

Памятник императрице Екатерине II и её соратникам

Официальные власти города — независимо от того, был градоначальником «оранжевый» Гурвиц или «голубой» Боделан, придерживаются концепции, что управляемый ими город был основан практически на пустом месте по рескрипту Екатерины II в 1794 году, а следовательно ему всего каких-то 200 лет с копейками, а отнюдь не 600. Соответственно, юбилейные торжества по поводу 200-летия Одессы давно уже прошли — в 1994 году, и никаких юбилеев на 2015 год запланировано не было.

Однако это далеко не так.

Никакого указа Екатерины об основании города Одессы на пустынном черноморском побережье в природе не существует. А есть лишь рескрипт о реконструкции хаджибейского порта в соответствии с современными на тот момент требованиями, который гласит:

Уважая выгодное положение Гаджибея при Черном море и сопряженные с оным пользы, признали Мы нужным устроить тамо военную гавань, купно с купеческою пристанью

Вот и всё. И если де Рибас и де Воллан имели самое непосредственное отношение к екатерининской реконструкции города, то светлейший князь Потёмкин умер в 1791 году, ещё до его «основания», а последняя любовь императрицы — Зубов, будучи назначенным ею губернатором Новороссии, никогда и в Одессе-то не был. А бумаги на подпись ему возили из южной столицы в Петербург. Такие вот «основатели», понимаешь.

Одним из главных доводов сторонников «обрезанной» истории города является то, что Одесса якобы была отстроена на старых развалинах, где татары пасли коз, фактически с нуля. Старое название города почему-то доставляет им немыслимые моральные страдания: «мы что — теперь не одесситы, а кочубеевцы, что ли?» Прямо «оскорбление чувств верующих» какое-то...

Посмотрим, что там были за «старые развалины». Тем более, что сохранились карты того времени.

Вот так выглядел город за 28 лет до «основания-переименования» Хаджибея в Одессу, — в 1766 году. Автор плана Иван Исленьев — это военный топограф, засланный в разведку в Хаджибей под видом купца, специально для составления этой, интересовавшей его начальство, карты:

План Хаджибея, выполненный Иваном Ислентьевым в 1766 году

План специальной нововстроемой на берегу Черного моря турецкого города Гаджибея.
В. Батареи вновь сделанные;
С. Ретранжемент старой соединенной к батареи;
D. Дом нынешнего командира над городом;
Е. магазин по примечанию с воинским нарядом;
F. Хлебопекарня казенная;
G. Гостиный двор;
Н. Мечеть;
I. Пристань для судов на сваях;
К. Неведомо какое строение с припасами;
N. Строение почти все казенное для янычар и куечиров турецких а малой части христиан волохов, построенное на выезде;
О. Место, куда собираются старшины в торговые дни;
Р. Особливые казенные лавки для приезжих купцов;
Q. Дом бея янычарского;
Судьба дома бея после российского завоевания неизвестна, но газета „Одесский вестник“ 1841 году отмечала, что: „в одном из Одесских зданий сохранилось еще несколько плит и столбов из мрамора, с надписями из Корана, принадлежавших, как говорят, к жилищу последнего Хаджибейского паши“.
R. Колодезь;
S. Развалины старинного замка города Качубея.
Сочинен 1766 года в майе мце 25 и 26 числа. Мачтаб в российских саженях, англицкой дюйм положен в 40 сажен.
Сочинил Чорного гусарского полку поручик Иван Исленьев.

Военный топограф Иван Иванович Исленьев (18.03.1738 — 22.02.1784) — капитан, воспитанник Санкт-Петербургской академии наук. Адъюнкт СПб. Академии Наук с 23.12.1771 по Географическому департаменту.

Опубликовавший этот план в 1967 году одесский историк Саул Яковлевич Боровой отмечал, что в том же архиве хранится до сих пор не опубликованный ещё один план составленный там же и тогда же Исленьевым — план околиц города Хаджибея. На плане околиц Исленьев, в частности, указал место расположения маяка турецкого города Хаджибея. Маяк находился в районе нынешнего парка им. Шевченко.

А в 1789 году, за четыре года до своего официального «основания», Хаджибей был занят российскими войсками. Уже 14 сентября группа офицеров во главе с де Рибасом, демонстрируя дружественные чувства к местному населению, посетила кофейню грека Аспориди.

Велико же было удивление Аспориди, — рассказывает Александр де Рибас в „Старой Одессе“, — когда 14 сентября, в день Воздвижения, к нему в кофейню вошли, вместо турок, генерал де Рибас, а за ним блестящая свита русских офицеров... Уже была написана реляция... о взятии Хаджибея, и де Рибас мог дать отдых своим славным сподвижникам. Здесь были Воейков, Меркель, Аркудинский, Трубников, Головатый, Чепега. Аспориди вынес из своих погребов лучшее кипрское вино и душистую мастику для офицеров. А для солдат выкатил на площадь бочонок водки. И пошло веселье. Русские утвердились в Хаджибее, ставшем впоследствии Одессой, под топот запорожского гопака...

Вы поняли? На пустом месте, в «дикой степи», где, по официальной версии, до 1794 года татары на развалинах пасли коз, оказывается, была кофейня, в которой русским офицерам подавали не какую-то бурду, какая обычно продаётся в сельских лавках, а «лучшее кипрское вино». Мало того, в 1792 году, то есть за два года до официального «основания» Одессы, евреи построили в несуществующем Хаджибее синагогу — надо понимать, на территории пастбища для коз? Кстати, откуда там, на пустом месте взялись евреи? Пришли вместе с русскими войсками? Нет, они там жили ещё при турецких властях. На территории города в то время существовали польское, еврейское и мусульманское кладбища. Кроме того, в предместьях Хаджибея располагались поселения Пересып, Дальник, Татарка, Чубаевка, Усатово, Куяльник, в которых жили малороссийские поселяне и запорожские казаки.

План Хаджибейского залива, выполненный де Волланом в 1793 году

Вот так выглядела будущая Одесса за год до «основания» и за 2 года до переименования:

Фрагмент плана с городом Гаджибеем

Карта издана за год до официального «основания» Одессы Екатериной II, на ней можно насчитать более 70-ти зданий, не считая крепости и маяка.
Годом позже, в 1784 году тот же де Воллан составил генеральный план реконструкции вполне себе существовавшего на тот момент Гаджибея:

План города Гаджибея с военною гаванью и пристанью для купеческих судов

Конечно, мне могут возразить, что эта реконструкция — не что иное, как пришивание нового пальто к старым пуговицам. Но факт остаётся фактом — если небольшой приморский город перешёл в руки другого государства, был реконструирован и стал развиваться в качестве ведущего морского порта страны — то это не значит, что до реконструкции его не было вообще, а всю его «дороссийскую» историю следует игнорировать и замалчивать. В конце концов, нынешний эстонский город Тарту то развивался, то приходил в упадок, неоднократно менял своих хозяев: был и русским Юрьевом, и немецким Дерптом, а своё нынешнее название получил только 14 января 1919 года. Думаю, что ни одного здания из застройки русского средневекового Юрьева на данный момент не сохранилось — как не сохранились до нашего времени здания средневекового Хаджибея. Но никому из тартуских историков и чиновников, какими бы русофобами они ни были, даже в самом кошмарном сне в голову не придёт на этом основании выбрасывать «юрьевский» период из истории родного города и начинать отсчёт с построенного на «европейский манер» немецкого Дерпта.

Вот, что пишет Виктор Мысливец по этому поводу:

Это уже потом, в 1794 году, Де Волан начертил „План города Гаджибея“- с прямыми — на европейский манер, улицами. Абсолютно всё старое сносилось, и на его месте строилось всё по- новому. Что бы от старого и памяти не осталось.
Но, например, живший в Одессе Пушкин, ещё успел искупаться в старой общественной турецкой бане с мраморными скамьями по периметру зала, которая стояла ещё дальше — ближе к углу Ришельевской и Жуковского.
От себя добавлю — мой товарищ, выросший на Фонтане, в детстве, лазя с мальчишками по задворкам снесенного в 1972-м году старого еврейского кладбища (на Водопроводной — напротив второго христианского кладбища), своими глазами видел там старинные каменные склепы и надгробия с надписями на латинице и датами захоронений — 1600-е годы.

Снос хаджибейской застройки турецкого периода продолжался достаточно долгое время. Рассмотрим внимательно вот это историческое свидетельство:

Карло Боссоли. «Развалины Гаджибея в 1818 году»

Данный рисунок является первым из серии «15 видов Одессы», выполненной художником для иллюстрированного альбома по заказу губернатора Воронцова. На первом плане мы видим двух горожан в мусульманской одежде — вероятно, кто-то из них был раньше хозяином сносимого особняка и прилегающих к нему построек. Сзади солдаты охраняют развалины — скорее всего, чтобы никто не растащил их на стройматериалы. В те времена люди не задумывались над исторической ценностью старинной застройки и часто использовали древние камни под свои хозяйственные нужды.

Реальный возраст города принято считать с момента первого упоминания о нём в письменных источниках. Первое упоминание об Одессе-Кочубееве датируется 1415 годом. Его автор — выдающийся польский историк Ян Длугош. В своем многотомном труде «Хроники славного королевства Польши», он так описывает это событие:

Кроме того, в то время прибыли к королю польскому Владиславу послы патриарха и императора греческого с письмами и запечатанными документами, их удостаивающими, они сообщили королю о том, что турки их всячески мучили и угнетали и просили только оказать им помощь зерном.
Король Владислав, в святом сострадании пожелал прийти им на помощь в сложной ситуации, предоставил запрашиваемое количество зерна и определил, что получить его они смогут в его королевском порту Качубийов.

Одесский историк и краевед Александр Степанченко в своём исследовании вычислил точную дату первого упоминания своего родного города:

Долгое время историки пользовались переводом только этого отрывка «Хроники» Длугоша. Дело в том, что свою работу он написал на средневековой латыни, которой, к сожалению, мало кто владеет в настоящее время.
Недавно польские учёные перевели «Хроники» на современный польской язык, что помогло выяснить точную дату первого летописного упоминания об Одессе.
Накануне пасхальных праздников 1415 года польской король Владислав Ягелло вместе со своей женой и двором путешествовал украинскими землями, которые в то время принадлежали Польше.
Он посетил Льнькут, Перемышль, Ярослав. А накануне Пасхи в страстной четверг, 29 марта, он приезжает во Львов.
Отметив праздник во Львове, Владислав продолжает свой путь и уже следующий праздник — Вознесения, которое в том году приходилось на 9 мая, он отмечает в Теребовле.
Это было не хаотичное путешествие без цели. Король ехал на встречу с очень важными гостями.
«На Зелёные Свята король прибыл в Снятин», — сообщает Длугош.
Как известно, «Зелёные Свята» — это народное название Троицы. В 1415 году Троица приходилась на 19 мая. Именно в тот день в Снятин прибывает молдавский правитель Александр Добрый.
В ХV веке Снятин находился на границе с Молдавским княжеством. В средние века это город имел важное значение, поскольку именно там была расположена главная таможня на молдавском торговом пути. С конца ХIV века Молдова признавала над собой сюзеренитет польских королей.
Встреча польского короля и молдавского правителя состоялась по очень уважительной причине: Александр Добрый должен был принести присягу на верность королю и польскому государству. Сразу по приезду Владислава Ягелло и произошло это событие.
Именно в то время, 19 мая, в Снятин приезжает также посольство от византийского императора и константинопольского патриарха с просьбой о помощи. Надо обратить внимание на присутствие в составе посольства представителя Константинопольского патриарха. Это не случайность, потому что одним из главных вопросов на переговорах был вопрос унии между католической и православными церквями, инициаторами которой были польский король Владислав и великий князь литовский Витовт.
Согласно Длугошу, король принимает послов и приказывает отправить помощь через королевский порт Кочубийов.
После этого Ягелло отправляет жену королеву Анну в Краков, а сам спешит в Вильно на встречу со своим двоюродным братом и союзником, великим князем Литовским Витовтом.
Можно предположить, что Владислав Ягелло и Витовт обсудили все подробности встречи с послами и разработали дальнейшие шаги в направлении реализации плана по церковной унии.
В своей работе Длугош достаточно чётко изложил информацию о событиях, которые происходили весной 1415. Все события он привязал к католическим церковным праздникам. Поэтому было несложно вычислить день первого письменного упоминания о нашем городе.
Это 19 мая 1415 года по Юлианскому календарю.
Польский историк четко излагает события в хронологическом порядке, нигде не отступая от него.
Примером такой последовательности является его рассказ о казни чешского религиозного реформатора Яна Гуса, осужденного Констанским собором. Как известно, Гуса сожгли 6 июля 1415 и Длугош поставил это событие уже после вышеупомянутой встречи короля с византийскими послами.
Таким образом, 19 мая можно считать не только датой первого летописного упоминания, а настоящим днем рождения нашего старинного города.

И, наконец, в качестве своеобразной «вишенки на торте» открою читателям самую страшную тайну одесской истории. Даже во времена Российской империи никто не считал Екатерину II основательницей города Одессы. Вот выдержка из статьи в Энциклопедическом Словаре Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона (подъ редакцiей профессора И.Е.Андреевскаго, К.К.Арсеньева и заслуженного профессора Ф. Ф. Петрушевскаго С.-Петербургъ, 1890–1907):

В польских актах XIV в. местность О. значится в числе литовских владений.
В XVI в. в ханских ярлыках упоминается бывший здесь Качибеев маяк, принадлежавший Литве номинально, а на самом деле — туркам.
Основан Качибей, вероятно, еще в XV в. и к концу столетия был значительным торговым городом.
С конца XVII в. в Качибее или Хаджибее турки стали держать небольшую флотилию и в 1764 г. построили здесь крепостцу Ени-Дунья. В 1769 г. на Хаджибей напали запорожцы, но кроме разграбления окружающих местностей ничего не достигли, равно как и в последующие годы.
После 1772 г. турки еще более укрепили Хаджибей, и взять его нашим войскам в 1789 г. было довольно трудно.
Закреплен за Россией Хаджибей был только по Ясскому договору, в 1791 г.
Первоначально предполагали из Хаджибея сделать поселение для моряков, но в 1793 г. здесь была устроена крепость, а в 1794 г. Хаджибей был обращен в военно-торговый порт и ПЕРЕИМЕНОВАН в Одессу.
Устройство порта было задумано и исполнено Де-Рибасом, главным сотрудником которого был Де-Волан.

И только в ставшей независимой Украине люди, отвечающие за идеологию в этом древнем, но вечно молодом городе, стали пропагандировать идею основания Екатериной собственно города Одессы — на пустом месте, в «диком поле», с нуля. По принципу «назло маме уши отморожу». Точнее, «назло злым киевским бендеровцам станем большими имперцами, чем учёные Российской империи, и радикально обрежем историю нашего родного города».

Но, если исходить из логики сторонников «обрезанной» истории Одессы, современные российские города Калининград, Черняховск, Светлогорск, Советск и прочие были основаны ни кем иным, как товарищем Сталиным, на месте разрушенных бывших германских городов Кенигсберга, Инстербурга, Раушена, Тильзита. Это в котором Александр I и Наполеон в 1807 году Тильзитский мир якобы подписывали. Только вот не было никакого «тильзитского мира», потому что Советск был построен на старых развалинах, где никто не жил, а советские люди осваивали эти пустынные места с нуля. И на центральных площадях этих городов должны стоять памятники товарищу Сталину в окружении товарищей Жукова, Берии и других в качестве «отцов-основателей».
Что, нравится вам такой исторический абсурд? А Одесса в нём живёт.

А тем, кто эмоционально обижается на исторически доказанный факт, что не Екатерина является основательницей города, хочу напомнить: от того, что она всего лишь приказала провести коренную реконструкцию существовавших сотни лет до этого города и порта, она не стала менее Великой. Именно при ней стала реальностью мечта многих поколений российских царей и императоров — выход к Чёрному морю. Никто этого из истории не вычеркнет и не назовёт, вопреки всем историческим фактам, основателем Одессы Бандеру или Петлюру, окончательно «обрезав» при этом российско-имперский период жизни города.

А теперь вернёмся на улицы летней Одессы и прогуляемся дальше.

Мы вышли к Потёмкинской лестнице.
Если спуститься по лестнице вниз и свернуть налево в парк, то можно попасть в настоящий рай для детей. Именно тут по выходным дням для маленьких одесситов и гостей столицы устраивают всевозможные мастер-классы и творческие мастерские. Тут же можно и пообедать на свежем воздухе.

А теперь снова поднимемся по лестнице и поввернём на Приморский бульвар. И тут мы увидим самое интересное. Под стеклянным саркофагом — фрагмент древнего греческого города, который раскопали на этом месте археологи в 2008 году. Найденная там античная посуда и предметы быта датируются IV-III в. до н. э..

Раскопки античного города на Приморском бульваре

Подобный исторический объект есть в Евпатории, рядом с краеведческим музеем. Под стеклянной пирамидой — фрагмент раскопок древней Керкинитиды. О непрерывности существования города в период между античностью и Крымским ханством ничего не известно. Тем не менее, в 2003 году Евпатория торжественно отметила своё 2500-летие, и даже несколько лет спустя в городе можно было наблюдать рекламные щиты «Евпатории — 2500 лет». При татарском ханстве город назывался Кезлев, в русской транскрипции — «Козлов». И никому из евпаторийцев не приходит в голову отрицать «татарский» период жизни родного города и бить себя пяткой в грудь: «Мы не козловцы, мы евпаторийцы!»

Так сколько же лет будет Одессе, если использовать евпаторийский прецедент? Да и не только евпаторийский...

Помните, в 2005 году отмечали тысячелетие Казани? Однако мало кто знает сейчас, что годовщина эта не имеет никакого отношения к первому в истории упоминанию Казани или населённого пункта с иным названием, находившегося в то время на этом месте. Просто во время раскопок, проводившихся на территории Казанского кремля, были найдены артефакты конца X — начала XI веков: керамическая посуда, стеклянные, сердоликовые бусы, бронзовые подвески, половинка серебряного арабского дирхема, древняя чешская монетка из свинца. Все эти предметы были исследованы радиоуглеродным методом, а дата основания Казани была выведена, как среднее арифметическое их возрастов. К тысячелетию центр Казани был полностью реконструирован, в городе было построено метро, и сейчас никому в голову не приходит усомниться в древности столицы поволжских татар.

Заканчивается Приморский бульвар — и нас встречает памятник Пушкину. Обратите внимание на перевёрнутую красную звезду — а ведь установлен он был не клятыми большевиками, а вполне себе благонадёжными подданными императора и самодержца всероссийского на народные средства в 1887-89 годах.

Памятник Пушкину на Приморском бульваре

Откуда же в то время взялась эта самая звезда?

Известный одесский историк Виктор Савченко написал книгу «Одесса масонская (Неразгаданный миф города Солнца)», посвящённую теме, которая долгие годы замалчивалась: влиянию масонского движения на внутриполитические процессы в странах Восточной Европы, роли масонов в формировании архитектурного облика, культуры и элиты Одессы. Впервые Виктор Савченко осветил значительную роль масонства в основании и становлении Одессы. Имена масонов, приводимые в книге, говорят сами за себя: Суворов, Кутузов, де Рибас, Ланжерон, Ришелье, Воронцов. Считается, что именно в Одессе к этому сообществу примкнул и создатель современного литературного русского языка.

Справа от Пушкина проводилась небольшая выставка, посвящённая боевым действиям в Донбассе.

Оружие с мест боевых действий

Как известно, 25 мая 2014 года в Украине состоялись выборы президента, и «хунту» сменил всенародноизбранный президент Порошенко. В этот же день в Одессе прошли выборы мэра — им стал убеждённый «антимайдановец» Геннадий Труханов. Это как если бы главой Санкт-Петербурга, второго по численности и значению города России избрали бы лидера местных «навальнистов». По инициативе Труханова город украсили мемориалы одесситам — Героям Советского Союза и Героям Социалистического Труда. Вот такими:

Мемориал одесситам — Героям Советского Союза

Таких даже в России нет при всём гипертрофированном культе войны 1941-45 годов. Вот вам и «хунта»...

Куликово поле — большая площадь рядом с Домом Профсоюзов — находится в сквере слева от вокзала. Сейчас там тихо и спокойно. На окраине сквера — книжные развалы букинистов. До сих пор на площади можно видеть тёмные пятна на тех местах, где находились сгоревшие палатки. Само здание так и стоит с разбитыми стёклами и обгоревшими дверями. Следы пожара видны даже на четвёртом этаже, где возгорание произошло изнутри. Когда я подошла, перед оградой стояли две женщины, одна их которых читала стихи. Странно, что на ограде Дома профсоюзов до сих пор нет портретов погибших.
Печальное зрелище...

Цветы у Дома профсоюзов

Меня больше всего удивляют некоторые наши доморощенные конспирологи. Борис Немцов для них «сакральная жертва, убитая своими». Сергея Нигояна, Михаила Жизневского да и вообще всю «Небесную Сотню» тоже перестреляли «свои» — якобы, чтобы озлобить «майдановцев» против «беркутов». Хотя на самом деле неустановленные снайперы расстреливали как «майдановцев», так и «беркутов», провоцируя бойню. Но вот одесситов, загнанных в огненную западню 2 мая, они никак не хотят признавать «сакральной жертвой», целью которой являлась массовая вербовка российских добровольцев на Донбасс — хотя все признаки налицо.

Это не только моё личное мнение. Вот что пишет политолог Андрей Окара:

Это абсолютно лживое, тупое и манипулятивное умозаключение — что если бы не 2 мая, то была бы ОНР, а из-за смерти людей Украина осталась относительно целой. Это бред, манипуляции и тупизна людей, которые черпают информацию из федеральных телеканалов. К сожалению, это заблуждение распространено и среди многих людей в Украине, которые негативно относятся к политике Кремля в отношении Украины.
На самом деле, если бы не эта трагедия, не было бы войны на Донбассе. Точнее, был бы небольшой очаг (Гиркин), который было возможно подавить без особого труда и колоссальных жертв.
Еще раз: Одесская трагедия — переломное событие, после которого стала возможна полномасштабная война на Донбассе.

Но «Свидетели Одесской Хатыни» — это не политическая позиция, а своего рода квазирелигиозная секта, для которой «сожжённые скачущими правосеками одесситы» — часть своего рода «Священного Предания». Переубеждать их логическими доводами невозможно, любой украинский источник, даже независимый от «хунты», для них — средоточие лжи и вселенского зла. Поэтому Господь им судья.

Что будет теперь в этом здании — сказать трудно. Ходили слухи, что его собираются отдать под штаб ВМФ — вместо утерянного севастопольского. Однако дом с такой судьбой долго ещё будет пустовать.

Одесса — это тот город, который берёт за душу и уже не отпускает. Я ещё приеду туда, что бы ни говорили мои оболваненные пропагандой соотечественники. А мне приходится слышать много чего абсурдного, некоторые уже договорились до того, что в Одессе «бьют за русский язык». Это в Одессе-то! Причём нагнетают антиодесские настроения отнюдь не жители маленьких российских городков, никогда не бывшие не то что в Украине, а даже в соседнем райцентре, и даже не малограмотные гопники, решившие подработать на Савушкина. Вот слова кинорежиссёра Станислава Говорухина, который снял на Одесской киностудии десять фильмов, ставших безусловной классикой советского кинематографа: «Двадцать лет я жил и работал в Одессе, на Одесской киностудии, и хорошо знаю, что такое украинский национализм. На себе неоднократно испытывал».

Одесские кинематографисты достойно ответили на этот выпад.

Что ж, когда Бог хочет наказать человека, он отнимает у него и разум, и талант. А истинные таланты ведут себя абсолютно по-другому. Даже в России никто никогда не слышал, чтобы Святослав Вакарчук пел по-русски. Исполнение песен на украинском языке всегда было его принципиальной позицией. А вот при «русофобской бандеро-нацистской хунте» — 28 мая 2014 года, на юбилейном концерте, посвящённом 20-летию «Океана Эльзы», который прошёл в Одессе на стадионе «Черноморец», Вакарчук впервые в жизни исполнил песню на русском языке. И не просто песню — «У Чёрного моря», ставшую своеобразным неофициальным гимном Одессы.

И это событие лучше тысяч лживых слов, льющихся с экранов телевизоров, говорит нам об истинном лице Одессы.

Елена Ярова,РУФАБУЛА

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru