Menu
RSS
A+ A A-

О налоговой реформе для взрослых

Слухи о грядущей налоговой реформе были сильно преувеличены ещё в том далёком 1997-м году, когда налоговая система появилась как таковая. А стояла она на трёх китах (законы о прибыли, НДС и подоходном налоге), а киты, в свою очередь, на большой черепахе по фамилии Лазаренко. Время от времени реформы действительно проводились, точнее, доверчивым предпринимателям Украины за реформы выдавали просто численные изменения управляющих параметров – налоговых ставок; иногда ещё изменяли состав доходов и расходов, которые можно включать и списывать в базы налогообложения, но это, чтобы бухгалтер не расслаблялся.

Реально структурных изменений на нашей памяти было два: введение упрощённых систем налогообложения для СПД (ФОП) и отказ от прогрессивной шкалы подоходного налога (НДФЛ); второе впоследствии вернули. Но это – исторический экскурс – основной предмет разговора, последняя налоговая реформа памяти Яценюка. Или имени Яценюка, но лучше памяти.

Чтобы разговор был предметен, надо понимать, какие цели декларативно и фактически преследует правительство. Тогда мы сможем оценить адекватность средств целям и пару слов посвятить адекватности самих целей экономической ситуации.

Итак. Целью любого правительства, к сожалению, является наполнение бюджета. Нет, то есть по должностным обязанностям это цель фискальных служб, а правительство просто распределяет собранное, но на практике в хороших бюджетных сборах заинтересовано именно правительство. Ибо надо же с чего-то кормить миллионы голодных ртов, дабы эти голодные рты не слишком возмущались; к сожалению, поскольку дождя не было – пусть бычки собирают. Кроме того, есть ещё одна ценность в больших налоговых сборах: пилить больше – лучше, чем пилить меньше. Здравомыслящему человеку понятно, что европейский социализм, который мы пытаемся морфологически копировать, основан на бэкграунде, которого у нас нет: деньги времён ост-индских кампаний, нефть шельфовая, население 10-15 миллионов – да мало ли, что у них есть, а у нас нет. И наш путь из задницы может быть основан на двух вещах: на низкой себестоимости национального продукта и на высокой инвестиционной привлекательности экономики в целом. И то и другое предполагает низкий налоговый гнет. Вплоть до того, что, если этой доктрине противоречит заявленная цель выведения потоков из тени и зарплат из конвертов, значит, надо оставлять экономику в тени до лучших времён.

Что предлагает правительство, чтобы предприниматели и наёмные сотрудники в едином порыве лояльности к ночному дозору вышли из сумрака? Для того чтобы пояснить это, небольшой экскурс в то, как наша налоговая система устроена в принципе, и в то, что касается зарплат, в частности. Речь пойдёт об общей системе налогообложения. Я осознанно абстрагируюсь от ряда нюансов, чтобы не превращать статью в талмуд и не усложнять восприятие. Я изложу это четырьмя разделами: как оно в теории было до 2015-го включительно; как это придумали для нас наши вундеркинды в новом кодексе; как это происходит (и, разумеется, будет) в реальности; как бы это сделал я без особых потерь для бюджета.

Первый налог – НДС. В теории вы к стоимости всего, что продаёте, доначисляете 20%, когда приобретаете, вам продавец уже доначислил, в итоге продаж и покупок в течение отчётного периода у вас накапливается входящий (покупка) и исходящий (продажа) НДС, вы из второго вычитаете первое и получаете свои налоговые обязательства. Если вы импортёр, вы доначисляете НДС к инвойсовой стоимости товара, платите его, тем самым получаете право ввезти товар, затем рассматриваете уже уплаченный НДС как входящий и вычитаете его из НДС, возникающего при продаже завезенного товара. Если вы экспортер, то по факту продажи у вас исходящий НДС не возникает, а по факту приобретения всего, что надо было, внутри страны входящий есть – государство вам должно его возместить. Это отдельная песня, мы сейчас не об этом. Почему я в начале абзаца написал «в теории»? Потому что эта теория предполагает, что технически этот налог ложится нагрузкой на физлиц и добывающую промышленность (у первых нет механизма списания налоговых обязательств, у вторых есть, но они мало закупают относительно реализации), а все промежуточные звенья не хозяева, а скромные операторы НДСных денег. В реальности же у нас нет культуры этого налога, возникшего в 60-е во Франции, и мы рассматриваем любые зашедшие к нам деньги как свои и обижаемся на этот налог размером в одну шестую от зашедших денег. Отдельно надо заметить, что фонд заработной платы и социальные начисления к нему не списываются с обязательств по НДС, поскольку являются не приобретением в трактовке этого закона.

То есть фирма ООО «Хоть раком, но с мякотью», купившая на заводе 100 тыс. упаковок сока по 12 грн и продавшая их в мелкие магазины по 18 грн, также приобретшая услуги связи, транспорта и аренды на 60 тыс. грн, записывает себе во входящий НДС 210 тыс., в исходящий – 300 тыс., обязательства – 90 тыс., которые она и платит из осевших на счету 540 тыс. И у неё остаётся 450 тыс.

Следующее, что стоит рассмотреть, – нагрузка на фонд оплаты труда (ФОТ). Формально она к налогам не относится, но не до пи*ды ли нам дверца терминологический аспект ситуации, когда у нас ловэ подрезают. Сейчас это в сумме примерно 37,5% начислений в разные фонды. К счастью, с относительно недавних пор хоть оператором этих денег стал единый социальный фонд, а не четыре разных. Так чуть проще. Преобладает в этой сумме пенсионный – 33,2%, остальное – по мелочам. Примерно потому, что ставка социального страхования от несчастного случая зависит от вида деятельности.

При этом сотрудники ваши, чтобы не вдаваться в частности, сами платят примерно 18% налогов с начисленной им зарплаты.

На примере нашего общества с ограниченной ответственностью (ООО) допустим, вся эта деятельность осуществилась благодаря десяти людям с официальной зарплатой 16 тыс. грн. Тогда каждый из них на руки получит примерно 13 100, а нам к 160 тыс. придётся доначислить ещё 60 тыс.– итого 220 тыс. У нас осталось 230 тыс.

Эти 230 тыс. являются нашей прибылью, с которой необходимо уплатить налог в размере 18%, то есть 41 400 грн. Итого остаётся 188 600.

Что нам предлагают в 2016-м году, чтобы мы зажили по-новому.

Те же 20% в принципе такого же НДС, то есть помните (1 800 000-1 200 000-60 000)-90 000 = 450 000.

Совершив нетривиальные пляски с бубном, вы теоретически добиваетесь того, что нагрузка на ФОТ составит для вас 18%, а не 37,5%. Правда, при этом нагрузка на зарплату сотрудника поднимется до 20%, в основном за счёт военного сбора. А для больших зарплат до 22% – за счёт возврата небольшой прогрессивности в НДФЛ. Итак, сотрудники получают на руки вместо 13 100 уже 12 800. А мы к 160 тыс. доплатим не 60 тыс., а 28 800. Итого 188 800. Следовательно, у нас останется 261 200.

По всей видимости, в 2016-м году будет действовать ставка 16% по налогу на прибыль. Это составит 41800. Итого у нас остаётся 219 400 вместо 188 600. Сложности, с которыми связано получение возможности платить сниженную ставку социального взноса (основная статья налоговой экономии), мы сейчас не обсуждаем.

Как это происходило до сих пор и будет происходить в наступающем году. Сотрудники получают, скажем, по 2000 гривен официально, остальные в пресловутом конверте. Мы имеем возможность способом, который будет описан ниже, не заплатить налоги вообще. Но, чтобы не создавать нам проблем, наша налоговая хочет, чтобы мы по налогу на прибыль заплатили им не меньше, чем некоторый процент от оборота, обычно это как раз и есть 1%, в нашем случае это составляет 18 тыс. То есть рассчитать мы его должны с базы 112 500. Поскольку ещё 20 тыс. у нас составляет ФОТ плюс начисления по старой (37,5%, чтобы не дразнить налоговую) ставке составит 27 500, база с ФОТ, то есть технически база для НДС, составит 140 тыс. Это вынуждает нас заплатить НДС в размере 20% от этой суммы, итого это составит 140 000+28 000 = 168 000.

Итак, у нас было 1 800 000 от покупателей, 1 200 000 уходят поставщику товара и 60 000 поставщикам прочих услуг, остаётся 540 000. Из них мы вынужденно тратим 168 000, из которых у нас после уплаты налога остаётся белых 112500-18 000 = 94 500. То есть на налоги, официальные зарплаты и их содержание тратится 168 000-94 500 = 73 500. То есть из 540 000 остаётся 540 000-73 500 = 466 500. С этой суммой производится то, что обычно обозначают страшными словами «бросить в яму», «обналичить» и т.д. Не вдаваясь в технику вопроса, суть в том, что мы фиктивно покупаем у неких предприятий товары и услуги, переводим на их счета безналичные средства, а на следующий день забираем кэш за вычетом некоторого процента. В разное время разного, сейчас около 8%. И что важно, для нас (не важно, как это получается) это носит характер официальной сделки – мы получаем все документы, подтверждающие наши затраты. Итак, из 466 500 вычитается 8% или 37 300, остаётся 433200. Из них мы должны выплатить чёрную часть зарплаты 10х(16 000-2000) = 140 000. И у нас остаётся 293 200. Сравните с предыдущими цифрами. А у наёмных сотрудников (они платят 18% с 2000) выходит на руки 14 000+2 000-360 примерно 15600.

Понятно, что государство с этим делает вид, что борется, слегка в фоновом режиме, иногда сильно кампаниями по борьбе с экономической преступностью. ОБЭП, налоговая милиция, суд – это то, с чем приходится познакомиться. Это несколько приближает последний подход к работе к предыдущим подходам по экономической эффективности, но совершенно не оправдано для государства, учитывая затраты на содержание армии дармоедов по борьбе с экономической преступностью.

Что бы предложил я.

Во-первых, смириться с тем, что никто в этой стране, ни работодатель, ни наёмный сотрудник, не станет ради мифической пенсии переплачивать сейчас и сделать один раз непопулярное заявление «государство обеспечивает пенсионное страхование минимальной зарплаты», и, как следствие отсюда, не пытаться облагать социальным сбором всё, что превышает минимальную зарплату. Это приведёт к тому, что в нашем примере работодатель платит старую ставку 37,5% от примерно 10х1200 = 4500. А работник 18% от первых 1200 и 15% от 14 800, то есть примерно 2400. У работодателя появится ресурс для повышения зарплат за счёт послаблений по остальным налогам.

Отдать себе отчёт, что вот это процент, который затребует налоговая за спокойствие, пока это действительно процент, предприниматель платить будет, и ввести 2% (один вместо прибыли, один вместо НДС) с оборота. В нашем примере это 36 000.

Прийти к тому, что потолок успехов государства – это выиграть у конвертационного центра в честной конкуренции и предложить предпринимателю заплатить ещё 8% от того, что осталось после всех необходимых затрат. То есть просто перевести на себя те потоки, что исторически идут на обналичку, раз уж всё равно не получается собирать прибыль и НДС. А не получается.

Предприниматель предпочтёт тратить несколько меньше, чем раньше, но уже не рискуя. Государство сможет сэкономить на громадном фискальном и карательном аппарате. Чистое здоровье. Возникает вопрос, почему же этого не происходит. Единственное объяснение, которое мне приходит в голову: те же, кто пилит бюджет, а потому заинтересован в больших сборах по прибыли и НДС, в качестве запасного парашюта используют конвертационный бизнес, уменьшающий эти сборы. Этот способ позволяет держать сумму заработка по распилу и по конвертации примерно постоянной, куда бы ни качнулся маятник.

Константин Иванов,ПЕТР И МАЗЕПА

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru